Казахстанский государственный Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» объявил, что привлечение финансирования в рублях из-за санкций в отношении российских банков больше не рассматривается. Об этом заявила на брифинге управляющий директор по экономике и финансам, член правления фонда Назира Нурбаева. По ее словам, раньше такое финансирование было актуальным, но теперь ситуация изменилась. Основанный в 2008 году фонд «Самрук-Казына» – это коммерческая структура, в которой правительство Казахстана является единственным акционером.

Заявления представителей фонда специально для «МК» прокомментировал руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

– Получается, Казахстан, чью государственность РФ спасла в январе, все же готов «вонзить ей нож в спину»?  

– На Казахстан оказывается плотное давление со стороны наших западных уже не партнеров. Недавно там побывала заместитель Госсекретаря США Узра Зея, которая прямым текстом говорила, что ценит казахстанскую позицию, что американская сторона учитывает интересы Казахстана в связи с санкционным давлением на Россию. Она говорила, что ведется совместная работа для того, чтобы снизить издержки для Казахстана от антироссийских санкций. Казахстанские чиновники боятся. Они хотели «проскочить между струйками». Еще месяц назад в экспертном сообществе Казахстана было много разных версий того, как Казахстан может озолотиться, превратившись в такой «хаб», как было в свое время с белорусскими креветками и манго. Сейчас все эти разговоры заглохли. Давление на них очень велико. Казахская элита поняла все еще до санкций, еще несколько лет назад, когда значительная часть всех казахстанских резервов была заморожена в западных банках. Потом резервы разморозили, а осадок остался.  Казахская элита боится: и за себя лично, за свои ресурсы, которые все в Европе и Штатах, и за бюджет. Видимо, американка приехала, чтобы довести до них мысль, что все это можно повторить. Поэтому теперь принимаются такие решения, которые демонстрируют, что Казахстан, пытаясь все же оставаться многовекторным, отодвигает российский вектор на задний план и прогибается под западную повестку.​ 

— Что может предпринять в этой ситуации РФ?

– Если Россия будет реагировать на эту политику как-то иначе, чем она это делала до сих пор, то может произойти то, о чем товарищ Саахов говорил в «Кавказской пленнице»: «Через день она проголодается, через неделю тосковать будет, а через месяц умной станет». Это я к тому, что 90% казахстанского экспорта проходит через территорию РФ. Не говоря уже о прочих моментах, которые могут очень легко привести казахстанскую элиту в более-менее адекватное состояние. Будет ли РФ предпринимать эти шаги или постарается опять «понять и простить» нашего слабовольного стратегического партнера, поживем — увидим.