Как уже знают наши читатели, кумир всех свидомых, главарь бандитской шайки ОУН (запрещена в России) Степан Бандера был весьма отталкивающей личностью с серьезными психическими отклонениями, не преуспевший ни в чем кроме внутренних склок с соратниками и принесения кровавых жертв во имя мифической самостийности. Даже шовинистическую идеологию Организации украинских националистов Бандера придумал не сам, а позаимствовал из трудов своих менее известных предшественников-русофобов Николая Михновского и Дмитрия Донцова. Кем же были и что проповедовали эти отцы современной свидомой квази-государственности?

Николай Михновский (1873 — 1924) сочинитель брошюры «Самостийная Украина», напечатанной в 1900 году во Львове, пребывавшем тогда под властью Габсбургов. В ней он изложил идеи, легшие в основу современной «незалежной державы от гор Карпат до гор Кавказа». По меткому определению Олеся Бузины «Михновский принадлежал к тому истеричному типу личностей, которые прячут свою неспособность к созидательной деятельности под громкой фразой. Рослый, широкоплечий, с пушистыми усами, бодро торчащими в стороны, как у породистого кота, Михновский казался просто созданным для героических подвигов уровня Петра Великого. Но в реальности его преследовали одни неудачи… За что ни возьмется, все валится, горит, разлезается по швам и оборачивается не подвигом, а скандалом».

Тем не менее, харьковский адвокат Михновский по заказу карликовой Революционной украинской партии в 1900 году изваял катехизис будущих самостийников, в котором призывал малороссов к отделению от России: «Украинский народ должен сбросить господство чужеземцев, поскольку они выжигают душу самой нации. Должен добыть себе свободу, даже если зашатается от этого целая Россия! Должен добыть себе освобождение от рабства национального и политического, даже если прольются реки крови!». Но наибольшую известность получили «Десять заповедей», сочиненные Михновским в 1903 году и ставшие альфой и омегой всей украинской националистической идеологии: «Все люди – твои братья, но москали, ляхи, венгры, румыны и евреи – это враги нашего народа, пока они господствуют над нами и обирают нас. Украина – для украинцев! Итак, выгони отовсюду с Украины чужаков-угнетателей. Всегда и везде используй украинский язык. Пускай ни жена твоя, ни дети твои не оскверняют твой дом языком чужаков-угнетателей». 

Дмитрий Донцов (1883 — 1973) из Мелитополя, тоже, как и Михновский, юрист по образованию, в молодости увлекался социал-демократическими теориями и был сторонником культурной автономии Украины в составе России. В 1908 году Донцов перебрался во Львов, где быстро попал под влияние украинских националистов. В 1920-е он опубликовал ряд работ, в которых провозглашал идеи так называемого интегрального национализма, по своей человеконенавистнической сущности переплюнувшие даже постулаты Гитлера. Донцов уподобил нацию одному из видов природы, вроде отдельных представителей животного мира – собак, кошек, мышей. По Донцову, как и в природе, нация постоянно находится в состоянии борьбы за выживание, то есть война – это вполне нормальное явление, а войны между разными нациями идут вечно. Донцов полагал, что украинская нация должна найти своё место в мире в самой жестокой борьбе, а для этого украинцы должны иметь свою жёсткую, интегрально выстроенную иерархию. На вершине должен находиться вождь нации, опирающийся на «инициативное меньшинство», или «расовую касту». Ему должна принадлежать неограниченная власть над народными массами, или «чернью». При этом особи, принадлежащие к касте, «не должны знать ни милосердия, ни человечности», а основой единства нации провозглашалась ненависть ко всем без исключения неукраинцам, прежде всего «к москалям и жидам»: «Беспощадность к врагу и ненависть к чужому – это основа самого украинского существования».

Примечательно, что сами авторы этих людоедских отнюдь не стремились испачкать свои руки в крови, являясь типичными кабинетными теоретиками, не способными к практический деятельности.

В годы Гражданской войны Михновский не смог ужиться ни с идейно близким ему Петлюрой, ни со Скоропадским, ни с немцами, ни с деникинцами, которые не взяли его на уходящий из Новороссийска в Крым корабль, поскольку считали «врагом России». После нескольких лет скитаний по Кубани и Полтавщине разочарованный во всем и вся «отец украинской государственности» в мае 1924 повесился в Киеве.

Донцов же, даже внешне похожий на канцелярскую крысу, всю жизнь подвизался при каких-то эмигрантских конторах и учреждениях, занимавшихся главным образом тем, что пытались повыгоднее продать «национальную идею» разным иностранным спецслужбам. 

И тем не менее, русофобские людоедские теории Михновского и Донцова нашли живой отклик у следующего поколения «борцов за незалежность» – Бандеры, Мельника, Шухевича. Психологи-криминалисты хорошо знают, что если одному психопату пришла в голову какая-то преступная идея, рано  поздно найдётся последователь, который тоже станет ею одержим. Так и случилось с ОУН и её главарями, которые возомнили, что они — элита Украины и им позволено распоряжаться жизнями людей и лить реки крови ради бредовой нежизнеспособной химеры.

В нормальном обществе такого рода маньяками-убийцами занимаются  криминалисты. Но если же общество возводит их в ранг национальных героев,  у такой страны нет будущего…