Верховный суда ДНР 9 июня приговорил к высшей мере наказания трех иностранных наемников, взятых в плен в Мариуполе, — граждан Англии Шона Пиннера и Эйдена Аслина и подданного королевства Марокко Саадуна Брагима.

Следствие установило, что все они действовали в составе ВСУ в качестве наемников, принимали участие в подготовке и ведении боевых действий против Донецкой народной республики. Наемников приговорили к смертной казни. Было отмечено, что иностранные наемники, принимавшие участие в боевых действиях на Донбассе, обмену не подлежат, так как действовали без соблюдения международных конвенций.

В Лондоне с ужасом восприняли суд над британскими наёмниками. Однако, когда эти наемники убивали жителей Донбасса, ужаса в Англии никто не испытывал. В феврале министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс заявила, что поддерживает британских граждан, которые решили сражаться бок о бок с украинскими войсками, поскольку Украина призвала иностранных боевиков присоединиться к военным усилиям. Позже Трасс сообщала: «Мы будем идти дальше и быстрее, чтобы вытеснить Россию со всей Украины». А вот суд над наемниками вызвал у Трасс осуждение: «Я категорически осуждаю вынесение приговора Эйдену Эслину и Шону Пиннеру». И замглавы правительства Соединенного Королевства Доминик Рааб тут же стал жаловаться на приговор попавшим в плен к ополченцам ДНР наемникам: «Мы подадим все необходимые в этом случае жалобы. Я знаю, что МИД Великобритании займется тем, чтобы эти жалобы были непременно поданы». Правда, при этом министр не уточнил, куда именно будут направлены жалобы.

Английский министр собирается обжаловать приговор, ссылаясь на то, что военнопленные имеют право на защиту в соответствии с Женевской конвенцией. Однако в ДНР они считаются наёмниками — иностранными гражданами, которые нарушают законы военного времени. То есть, считаются убийцами, а не бойцами армии.

Кстати, один из наемников, Шон Пиннер, признан террористом в Великобритании, он находился в розыске за участие в боевых действиях в Ираке и Сирии, сообщает ТАСС со ссылкой на текст приговора. Когда-то он служил в вооруженных силах Великобритании, затем участвовал в военных операциях на территории Хорватии и Боснии. В 2018 году он поступил на службу в 36-ю бригаду морской пехоты ВСУ. Другой наемник, Эйден Аслин, в 2015 году поехал добровольцем в Сирию помогать курдским отрядам самообороны. Одно время его подозревали в связях с террористическими организациями, однако позже обвинения сняли, и Эйден уехал из страны. Он также прибыл на Украину в 2018 и поступил на службу в 36-ю бригаду морской пехоты ВСУ.О 21-летнем Саадуне Брагиме известно, что на Украину он приехал в 2019-м, поступил в вуз в Киеве, но вскоре бросил учебу и заключил контракт с ВСУ. После трехмесячного курса молодого бойца его отправили в Донецкую область.

Главный же результат работы Верховного суда ДНР в том, что он, как пушкинский дядя из «Евгения Онегина», уважать себя заставил и лучше выдумать не мог, то есть создал новую политическую реальность, не считаться с которой отныне нельзя. Смысл ее в том, что если два наемника из Великобритании и один из Марокко в течение месяца не подадут апелляцию и не обжалуют приговор, а их родные страны и правительства не сделают ничего, чтобы спасти приговоренных, то бедняги будут расстреляны за то, что они совершили преступления, означенные в части 2 статьи 34 «Совершение преступлений группой лиц», статьи 323 «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти» и статьи 430 «Наемничество» Уголовного кодекса ДНР.

На международной арене весомо, грубо, зримо появились и зарекомендовали себя и Верховный суд ДНР, и УК ДНР, и, собственно, сама ДНР, которая еще раньше заявила о себе тем, что давала 8 лет и дает сейчас, во время спецвоенной операции (СВО) по сопатке ВСУ, украинским неонацистским карательным батальонам, а теперь еще и иностранным солдатам удачи, которые приехали на «сафари на русских».

Однозначно всем должно быть понятно, что уже означает этот приговор суда в ДНР: неотвратимость наказания за совершенные военные преступления и преступления против человечности; подтверждение этой неотвратимости наказания в глазах жителей ДНР, украинских военных и иностранных наемников; предупреждение украинских военных и иностранных ловцов удачи с оружием в руках, что они могут словить или пулю, или приговор.

Великобритании и Марокко придется признать ДНР, чтобы обращаться к ней, в ее суд, к ее правоохранительным инстанциям официально. Как к равноправному субъекту международного права. Пусть не де-юре, но де-факто — точно. Иначе как можно общаться с кем-то, тем более просить его о чем-то, если его не признавать.