Readovka поговорила с немецкой журналисткой Алиной Липп, ставшей фигурантом уголовного дела, и выяснила, за что ей грозит три года тюремного заключения и в чем заключается свобода слова в демократичной Германии

Алина Липп — журналист из Германии, автор Telegram-канала «Neues aus Russland» («Новое из России»), в котором она освещает спецоперацию с мест событий, с Донбасса. Информация, которой она делится со своими подписчиками на немецком и на русском языках, значительно отличается от того, что пишут в иностранных СМИ, в том числе и немецких. Она передает своей аудитории, что мирное население на Донбассе подвергается геноциду со стороны украинских военных уже восемь лет, и варварские обстрелы жилых кварталов ведутся не «русскими агрессорами», а «жертвами вероломного нападения» – украинцами. 

Казалось бы, что такого, если у немецких СМИ одно мнение, а у Алины – другое, ведь это и есть свобода слова. Но у «демократической и чтущей права человека» Германии оказалось иное понимание этой свободы. Сначала Алина и ее отец обнаружили, что у них заблокированы банковские счета, а недавно девушка получила официальное письмо из  рокуратуры с уведомлением, что в отношение нее возбуждено уголовное дело. 

– Итак, Алина, в чем же заключается обвинения, которые вам предъявили?

– Я получила письмо из прокуратуры Германии. В этом письме указано, что против меня открыли уголовное дело из-за того, что я поддерживаю спецоперацию России. В Германии считают спецоперацию преступлением, а человеку, который поддерживает преступление, по закону там статья 140, за это дают три года тюрьмы. Или надо платить денежный штраф. В письме меня упрекают, что я говорю в своем Telegram-канале о том,  что население Донбасса поддерживает спецоперацию России. Еще я говорила, что уже несколько лет украинцы убивают мирных жителей на Донбассе, и что это геноцид. То, что я говорю, для Германии это, оказывается, преступление, поэтому они забрали с моего банковского счета 1600 евро и мне об этом даже не сообщили. Я только через месяц узнала, зачем с моего счета забрали деньги.

– Вашему отцу тоже блокировали счет. Больше его никак не притесняли за то, что он ваш отец?

– Нет, отцу просто закрыли банковский счет и все. 

– В одном из недавних интервью вы сказали, что в России на самом деле больше свободы, чем в Германии. Ваш случай, выходит, яркое тому подтверждение?

– Ну конечно, и это не единственный такой случай. Уже несколько лет такое, к сожалению, происходит в Германии. Я несколько лет занимаюсь журналистикой, и в течение, я бы сказала, пяти лет они все больше и больше каналов закрывают — в основном на YouTube, удаляют их или удаляют ролики. Потом где-то два года назад начали закрывать банковские счета журналистам, у которых просто было другое мнение, отличающееся от государственного. Дошло до такой степени, что наш главный журналист из альтернативных СМИ сбежал со своей семьей в другую страну, ему закрыли банковский счет. Он во всех странах ЕС пытался открыть новый счет, но ему все отказали. Это значит, что у них вот такая мощь, указано не открыать этому человеку счета по всему Евросоюзу. Поэтому, конечно, я говорила, что в России больше свободы слова, чем в Германии.

– Этот журналист освещал ситуацию на Украине или другие вопросы?

– Разные вопросы. Он не распространял фейковую информацию, у него были надежные источники, все было именно так, как он говорил. Но это, конечно, было просто неудобно для государства. И, конечно, когда он правдиво осветил темы, которые касались России, в Германии это было неприемлемо. Потому что где-то уже 15 лет, я бы сказала, только в плохом виде рассказывали о России в Германии, от слова совсем.

– То есть сообщения о России, которые были написаны, скажем так, не в том ключе, перекрывались?

– Да, а есть, например, один человек, который писал для Der Spiegel. В 2014 году он начал писать более нейтрально. Даже не пророссийски, а действительно нейтрально об этих событиях на Украине. И за это его уволили и заставили подписать условие о том, что следующие пять лет ему нельзя писать в СМИ.

– После вашего рассказа трудно не вспомнить многочисленные крики наших якобы либеральных граждан о том, что в России «тоталитарный Мордор», а в Европе, в той же Германии, — и демократия, и свобода слова, и права человека, и законность. Они же туда в большинстве убывают или мечтают уехать, считают, что там найдут свою свободу. Что бы вы могли сказать людям с такими взглядами?

– Посмотрите на мой случай! Я здесь, на Донбассе, полгода. Просто снимаю то, что вижу. Я не распространяю фейковую информацию, я беру интервью у мирных жителей и перевожу их на немецкий. И за это мне закрыли банковский счет, закрыли банковский счет моего отца и открыли уголовное дело. Меня в Германии посадят на три года. Где здесь свобода слова? Нет просто.

Надо сказать, что такой «удар в спину» от Германии никак не повлиял на желание Алины и дальше придерживаться объективности и рассказывать, что на самом деле происходит на Донбассе. Она продолжает работать в Донецке, ежедневно подвергающемся обстрелам ВСУ, активно общается с местными жителями, лента ее канала, на который подписаны более 175 000 пользователей, регулярно пополняется новыми постами, где рассказывается на двух языках об обстановке не только в прифронтовой зоне, но и в Европе. 

Если «демократическая» Германия хотела таким образом, открыв уголовное дело и фактически украв ее банковские накопления, запугать девушку и заставить замолчать, то им это не удалось. Алина не теряет духа и, не кривя душой, признается, что здесь, на Донбассе, даже в условиях постоянной опасности, ей нравится больше, чем в Германии.

По материалу https://readovka.news/news/101957