Западные политиканы то и дело обвинют Россию в стремлении не просто поддержать Русский мир, но и «навязать» его своим соседям. Мол, СВО на Украине — составная часть «имперских планов», и Россия, конечно же, «агрессор»

Но реалии последних шести месяцев, шаг за шагом, расставляют все по своим местам. И сегодня русские, буряты, чеченцы, татары и десятки других народов сражаются за победу России и освобождение Донбасса. Русский мир кардинально преобразился. На наших глазах он превращается в новую идеологию общности сотен миллионов людей, проживающих на постсоветском пространстве.

Идея Русского мира долгое время являлась фундаментом «правых». Тех, что, по сути, ходят на грани национализма. Еще недавно многим казалось, что только этот путь может спасти Россию от разложения и распада. Но события последних шести месяцев все перевернули. Например, многие националисты – скажем, те, которые начинали в России под знаменем Тесака, приговоренного судом к десяти годам лишения свободы — оказались в рядах ВСУ, воюя против нашей страны. Понять их логику непросто. Но факт остается фактом: русские националисты при выборе между «русским» и «национализмом» отдали предпочтение именно идеологии, а не своему народу. Не случайно западные спецслужбы давно и активно интересуются «правыми» движениями в нашей стране. Ко всему прочему, это мина замедленного действия под единство России, в которой проживает более 180 национальностей. Вообще, о каком «Русском мире» в его первоначальном понимании можно говорить в такой стране? «Человеческое сообщество православных христиан, живущих в единстве веры, обрядности и обычаев», — так его сформулировал драматург Александр Островский.

Но как быть остальным народностям? Да, популярность идеи «Русского мира» была обусловлена посылами не столько внутренними, сколько внешними. Судьба распорядилась так, что за пределами России оказались миллионы русских, чьи интересы, по большому счету, оказались не защищены. Но и тут надо быть точнее: мы обязаны помочь не только тем, кто называет себя русским по национальности. Мы поддерживаем и защищаем общность людей, объединенных неким культурным кодом, доставшимся нам от наших отцов и дедов.

Объединяющие нас ценности – это традиционная семья, нравственность, неприятие чуждого мировоззрения, навязываемого извне, сопричастность к поступательному развитию в направлении мира и добра, вера в то, что у нас есть общее светлое будущее. Этих ценностей могут придерживаться и жители Запорожья, и Павлодара, и Грозного, и Якутска, и Улан-Удэ. С кем-то мы уже вместе. Кому-то обязаны протянуть руку помощи в трудную минуту.

Военный корреспондент Семён Пегов задается вопросом: что русские могут противопоставить беспощадной тьме, обрушившейся сегодня на них? И отвечает: «Единственным лекарством от хаоса является традиция. В широком, разумеется, смысле. Религиозная традиция, народная традиция, военная традиция. Именно поэтому враг — назовём его кошмарным словом «Запад», — прежде чем перейти в фазу открытого военного противостояния, первым делом взялся разрушать именно наши русские, кавказские, башкирские, татарские, бурятские традиции. Нивелируя разницу между мужчиной и женщиной. Между старшим и младшим. Нарушая ставший естественным для человечества порядок вещей. По сути, сегодняшнее противостояние в зоне СВО — это противостояние традиционных и нетрадиционных общностей людей».

И что же тогда мы называем сегодня «Русский мир»?! Это уже не идеология национализма. Это форма обозначения территории, вокруг которой объединяются близкие по ценностям народы и люди.
Может быть, спустя время найдется более точное определение. А, может, понравится и приживется это. Просто слово «россиянин», что называется, не зашло. Не зацепило. Не вошло в речь и лексикон. А уж «россиянский мир» — и вовсе звучит как ругательство. «Советский» по понятным причинам кануло в Лету. Поэтому «Русский» становится сегодня их синонимом.

Мы все сейчас русские – потому что уничтожить хотят не русских, не якутов, не дагестанцев. Цель – наши убеждения, религии, ценности. И их нам предстоит отстоять. Вместе.

Общественный деятель Борис Корчевников пишет: «А ведь датский премьер-министр поняла про эту войну то, что многие наши ещё не поняли. Она сказала: «Это не только война за территорию и границы. Это война за веру. Это война против ценностей, на которых построена Европа и свободный мир». Вот только нет в России давно того, о чём они трубят: ни тирании, ни угнетения. Нет и у них того, что они называют своими ценностями: ни свободы, ни демократии. Слова остались, ценности кончились».

Показательно, что уже стала нарицательной история, как прячущиеся в подвалах от обстрелов и боев жители украинских городов, услышав чеченскую речь батальонов «Ахмат» или «Север», с радостью кричали: «Ура! Наши! Русские!»

Сегодня, как пишет «Кремлёвская прачка», «Русский мир — это дагестанский солдат, сражающийся с нацизмом, саратовский бизнесмен, собирающий гуманитарную помощь жителям Донбасса, якутский врач, приехавший в молодые республики помогать людям, и много других русских людей».

В Одессе на днях задержали двух одесситов, которые повесили на дерево табличку с надписью: «Это Русский мир, это русские березы». Теперь их ждет украинский суд. Так вот, не важно – евреи они, молдаване или украинцы. Потому что они – русские.

И если в Москве убивают девушку Дашу Дугину, русский мир скорбит не потому, что такой национальности она была. А потому, что Даша — олицетворение наших общих ценностей. Юное, женственное, яркое. Только-только начавшее свой путь к добру и свету. И нам больно, что Даше не дали его пройти! Не важно какой национальности Даша Дугина. Она — символ тех ценностей, которые объединяют всех нас. Именно поэтому убийцы и целились в нее.

По материалу Блокнот