Очередную атаку Украинских вооруженных сил по Белгородской области, в результате чего погиб 18-летний Руслан Нефедов, Министерство обороны РФ, по сути, проигнорировало

Руслан Нефедов

Напряжение ситуации накаляется в связи с тем, что наше командование не принимает никаких мер в связи с обстрелами российских территорий. Под обстрел попали практически все приграничные регионы, включая Воронежскую, Курскую, Белгородскую, Брянскую и Ростовскую области. Есть ежедневная информация, что на Украину интенсивно идет поставка новой военной техники – вертолетов, ракет, гаубиц, с помощью которой удар может быть ощутимым не только для ближайших с Украиной областей, но и для Москвы. А приграничные области могут быть ежедневно обстреляны снарядами и неуправляемыми ракетами, вызывая все новые и новые жертвы. Но эту, принципиально новую реальность спецоперации, в нашем Министерстве обороны предпочитают не замечать. Что порождает у людей страх, панику и возмущение…

Ракета, сбитая на пути к Воронежу

После обстрела села Солоха Белгородской области (где погиб 1 человек и ранено 7), выяснилось, что украинские военные в ночь с 11 на 12 мая зашли на территорию села, чтобы сфотографироваться на месте преступления! В  Белгородской области повредили уже более 400 домов и 85 транспортных средств. 

Обстрел села Солоха Белгородской области

На самом деле, нашим военным есть чем ответить. И на словах этот механизм Министерство обороны РФ озвучило еще 13 апреля! Официальный представитель ведомства Игорь Конашенков заявил, что Российская армия нанесет удары по центрам принятия решений, в том числе в Киеве, если ВСУ будут предпринимать попытки организовать диверсии на территории России. Красиво было сказано! И, действительно, стало важным для россиян заявлением. Вот только прошедший месяц показал: по опять же неизвестным для населения страны причинам наше Министерство обороны: а) боится наносить удары по центрам принятия решений; б) не держит публично данное слово и выставляет себя в не лучшем свете; в) провоцирует своей слабостью врага на все более жесткие действия по отношению к населению России. Активно бить по нашим селам стали как раз после слов Конашенкова.

Вячеслав Гладков

Губернатор Белгородской области Вячеслав Гладков написал 13 мая в своем телеграм-канале: «Сегодня тяжелый день. Хороним молодого человека, почти мальчишку, который погиб во время обстрела ВСУ нашего приграничного села Солохи. Приехал выразить соболезнование семье, хотя понимаю, что никто и никогда не восполнит матери потерю сына. Невозможно подобрать слова поддержки, чтобы попытаться заглушить материнскую боль. Вместе с семьей скорбит всё село, весь район и вся Белгородская область». Увы, Вячеслав Гладков стал, по сути, единственным представителем власти, который прямо, искренне и открыто заявил о том, что на российской земле произошла трагедия. Враг убил юношу, который только начинал жить. Но белгородский губернатор – не военный, не генерал, не министр обороны. Он не может ответить на брошенный нам вызов. В его полномочиях только помочь семье погибшего, принять меры по восстановлению разрушенных домов, по эвакуации населения. Гладкову не позволено отдавать приказы ВКС или артиллеристам для нанесения ответного удара. Ему даже не дали поменять аватар в социальных сетях на тот, который соответствует его пониманию происходящего – с автоматом за плечами. Потребовали срочно вернуть «мирный» вариант. У нас же нет войны! А ракеты и снаряды, которыми ВСУ лупят третий месяц по нашим селам и городам, — это, видимо, природные явления…

МИ-17

Правда, по факту обстрела села Солоха СК РФ возбудил уголовное дело. А днем ранее ФСБ предотвратила в Белгородской области диверсию на объекте транспорта, были задержаны сторонники украинских националистов из числа россиян. 

Ракетный комплекс M142 HIMARS

Наверное, самое пугающее для людей в приграничных регионах то, что со стороны военных и руководства страны о происходящем ничего внятного не говорят. Или игнорируют, или ограничиваются общими словами. Власть словно живет в своем особом мире и решает свои собственные, узкопрофильные задачи. В мирной жизни мы к этому привыкли. Это было психологически допустимо. Но с начало спецоперации общество по умолчанию ожидало нового формата взаимоотношений. Закрыты границы, останавливаются предприятия, санкции и русофобия охватили весь мир, десятки тысяч молодых мужчин ежечасно рискуют своей жизнью и многие из них гибнут, — общество по умолчанию согласилось с этим. Но что получило в ответ? Прежнюю оторванность от людей, от их мировосприятия, от их чаяний и запросов. Скажем, никто не объясняет людям, чем закончится для них прорыв ВСУ в Харьковской области. По сути, враг вышел на государственную границу и в любой момент может начать масштабное вторжение на нашу территорию. Более того, 6 мая из США доставили на Украину ракетные комплексы M142 HIMARS: их радиус действия до 500 километров, 13 мая стало известно о поступлении американских гаубиц M777 вместе со 155-мм активно-реактивными снарядами M549A1. Ими можно вести огонь на расстоянии 40 км, то есть с нынешних позиций ВСУ Белгород гаубицами простреливается. А еще есть «Точки У» с их 120-километровым радиусом. Есть у ВСУ собственные ракеты «Сапсан», они летят на 450 км. Плюс в арсенале ВСУ ударные Ми-17, переданные также США. Их боевой радиус применения – порядка 600 км. В приграничных селах начинается паника. И понять людей можно: по ним в любой момент могут начать стрелять гаубицами. Но никто из представителей власти не только не принимает каких-то военных мер для исправления ситуации, людей даже просто не готовят к атаке ВСУ, не помогают перебраться в более безопасные регионы, не объясняют, как и когда эту ситуацию исправят. Люди сами начинают домысливать причины происходящего. И вот уже им кажется, что просто у ВС РФ не осталось сил, чтобы противостоять ВСУ. Наверное, если это так, общество готово и к более радикальным мерам – например, объявлению войны и мобилизации. Но людям надо просто прямо сказать о проблемах. И они поймут, и поддержат Родину в сложную минуту. Пока же только Киев рапортует о наступлении на север. Где черта, после которой проблему признают? Начнут объяснять населению, как лучше выехать с обстреливаемой территории? Начнут принимать встречные военные решения? После того, как ВСУ займут Белгород? Или им тоже пожертвуют молча? Воронеж? Или у нас в стране все так же люди живут только в Москве, а убийство в Солохе – оно, как бы, и непонятно где и кому нужно? Публицист Дмитрий Ольшанский возмущен отступлением русских войск от Харькова. Он опубликовал обращение к правительству:

Дмитрий Ольшанский

«Рядом с Харьковом — Белгород. Вы правда решили сделать из Белгородской области линию фронта? Вы правда хотите, чтобы на четвертом месяце спецоперации у нас появились беженцы из Белгородской области, которых бы распределяли по гостиницам и пансионатам всей прочей России? Второе: Харьков – важнейший русский центр Левобережья. Нельзя просто так взять и оставить его мазепам. Мы уже сдали его весной 2014 года, когда нескольких сотен хорошо вооруженных людей хватило бы для захвата власти, неужели и теперь он останется бандиту Авакову и его халдеям? Третье: кажется, кто-то говорил про денацификацию Украины. О какой денацификации может идти речь, если Харьковская область останется в руках всевозможных «фрайкоров» и «кракенов» – кстати, тех самых, что пытали и убивали наших пленных. Мы собираемся об этом забыть?» – пишет Ольшанский. А наша власть пока к таким вопросам не готова. После обстрела Солохи и убийства ее жителя Дмитрий Песков заявил: «Прежде всего это ситуация, которая делает необходимым принять дополнительные меры по укреплению безопасности прилегающих к Украине районов»….Ну, да! Просто Капитан Очевидность! Но люди ждут ответа на вопрос, почему это не было сделано, а также – в какие сроки и как безопасность будет укреплена? Только об этом традиционно ни слова. Зато украинские власти по полной используют отсутствие диалога между нашей властью и людьми: накидывают в информационное поле свое понимание ситуации.

Тем временем львовский бандеровец, а ныне советник министра внутренних дел Украины Виктор Андрусив заявил, что «гражданам России вскоре придется узнать, что такое бегать в подвал — вооруженные силы Украины готовят сюрприз для приграничного Белгорода». Он жн накануне 9 Мая обещал бомбить Крымский мост. 

Евгений Поддубный

Военкор Евгений Поддубный задается вопросом, волнующим, как минимум, население всех приграничных областей: «Что там с центрами принятия решений? И почему он всё еще есть на Украине?».

Аналогичную позицию занимает и военкор Владлен Татарский: «Территорию РФ обстреливают, а мы до сих пор пугаем Украину в официальных заявлениях МО, что можем в ответ нанести удар по центру принятия решений. Однако политолог и экономист Андрей Суздальцев оправдывает наше Минобороны тем, что центры принятия решений на Украине по их традиции размещены в мегаполисах в районах гражданской застройки: «Наша общественность предлагала нанести удар по офису президента Украины и по Верховной Раде, но это потребует уничтожения всего центра Киева. Вряд ли российское руководство пойдет на это, потому что изначально при подготовке и объявлении спецоперации не стоял вопрос массированных ударов, которые могут нанести ущерб по городам и их жителям. Поэтому с центрами принятия решений в Киеве есть проблемы». Но возникает встречный вопрос: если в Минобороны все равно не собирались наносить удары по Киеву, для чего были сделаны заявления, которые дали людям надежду на решение проблемы?