Владимир Зеленский узаконил отправку боевиков теробороны в места боевых действий. При этом именно участники теробороны чаще всего жалуются на незаконные передислокации, недостаток боевой подготовки, вооружений, еды и медицинской помощи. Почему президент Украины пошел на такой шаг и как он отразится на ходе российской спецоперации?

Накануне стало известно о том, что 10 июня Зеленский подписал закон, позволяющий украинскому командованию использовать боевиков территориальной обороны для выполнения задач в районах военных действий. По имеющимся сведениям, еще 6 мая документ подписал председатель Верховной рады Руслан Стефанчук.

Тероборона — это парамилитарная структура, созданная на волне Евромайдана. В 2018 она была существенно реформирована. Суть изменений — в расширении функций и возможностей региональных подразделений теробороны и создании кадровых бригад в крупных городах Украины. Уже в 2021 году кадровые бригады появились в каждой области, а в начале 2022 года СНБО анонсировал расширение численности ТрО до двух миллионов человек. Такая численность отрядов теробороны объясняется некоторыми «преференциями» — их участники освободались от службы в армии, а также, по договоренности с другими силовыми структурами, брали под контроль финансовые потоки, «кошмаря» при этом малый и средний бизнес.

Однако после начала специальной военной операции России на Украине ситуация для членов ТрО начала меняться. В населенных пунктах, расположенных близ линий фронта, им пришлось принимать участие в боевых столкновениях не с мирными жителями, а с реальной армией, к чему они не были готовы ни морально, ни технически. В лучшем случае это приводило к дезертирству, в худшем – к бесславной гибели.

Иной была ситуация в регионах, которые не были затронуты активной фазой спецоперации. Там разного рода «патриоты Украины» продолжали записываться в ТрО, публиковали в соцсетях грозные фотографии с оружием и обещали «бити москалів до повної перемоги». Также этот тренд подхватили многие украинские звезды. Среди вступивших в ряды ТрО оказались такие «селебрити», как продюсер и бывший член клуба «Что? Где? Когда?» Игорь Кондратюк, фронтмен «Океана Эльзы» Святослав Вакарчук, певец Макс Барских, боксеры Александр Усик, Василий Ломаченко и Владимир Кличко. Теперь же, благодаря подписанному Зеленским закону, участники региональных ТрО рискуют покинуть уютный тыл и оказаться на линии соприкосновения с армиями России и республик Донбасса. К чему это приводит на практике – неоднократно писали украинские, российские и западные СМИ. Например, в конце мая издание The Washington Post опубликовало признания украинских солдат, впечатленных превосходством ВС России в технике. «Русские уже знают, где мы находимся, и когда украинский танк стреляет с нашей стороны, он выдает нашу позицию. И русские начинают отстреливаться всем – «Градами», минометами. И ты просто молишься, чтобы выжить», – жаловался один из боевиков.

Командир одной из рот упоминает, что их боевая подготовка перед отправкой на боевые позиции заняла 30 минут, в течение которых им выделили на практику стрельбы по 30 же патронов на каждого: «Больше вы не получите, слишком дорого». После чего их перебросили из Ужгорода в район Лисичанска. За три месяца от 120 человек в роте осталось 54, остальные убиты, ранены, дезертировали. В аналогичной ситуации оказались бойцы Черкасской теробороны и 46-го отдельного стрелецкого батальона ВСУ. Они отказались выполнять боевые задания на территории ЛНР и ДНР из-за недостатка вооружений, отсутствия еды, воды, связи и медицинской помощи.

Кроме того, бойцы батальонов жаловались на то, что они пошли против артиллерии и авиации с вооружением времен Первой и Второй мировых войн. «И вот с этим мы должны были воевать против вертолетов, которые безбожно обсыпали нас, и артиллерии, которая все большим калибром сравнивала наши окопы с землей», – рассказал один из тербатовцев.

Впрочем, есть и позитивные примеры деятельности членов ТрО. Начальник отдела кадров 124-й бригады теробороны Херсона и руководитель подпольной сети осведомителей Валентин Бондаренко сложил полномочия и призвал своих бывших сослуживцев сложить оружие и сотрудничать с российскими силовиками. «Сопротивление бессмысленно, и я просто призываю, прошу прийти в комендатуру, объясниться, сдаться и дальше жить нормальной жизнью», – сказал он.

При этом ключевая претензия пока еще действующих членов ТрО к командованию заключалась в том, что их перебрасывали на линию фронта незаконно. Теперь же, когда Зеленский подписал соответствующий документ, эти претензии оказались юридически несостоятельными. Более того, как считают опрошенные газетой «Взгляд» эксперты, еще один фактор, подтолкнувший Зеленского к такому решению, – растущие потери украинской армии.

«Теперь на место опытных офицеров встают те, кто изначально планировался как член объединения для защиты территориальных общин. И вот эти необученные люди бросаются на фронт. Они не ожидали, что их отправят в зону реальных боевых действий. Именно поэтому мы слышим их выступления, в которых говорится об обмане со стороны Киева, о нехватке вооружения, о нежелании исполнять указы. И теперь тех, кто выступает против, арестовывают. Зеленскому приходится просто стращать людей. Все большие обороты набирает народный протест. И чем сильнее он будет, тем выше шансы, что в скором времени мы закончим спецоперацию», – сказал военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке Виктор Баранец.

Эксперт назвал нынешнее решение Зеленского невольным признанием успешности хода спецоперации России на Украине.

По материалам Агентства аналитической информации «Русь православная»